Рубрика: Настоящая фантастика

Георгий Герцовский — Алмазная одиссея

Космоопера, местами напоминающая плутовской роман, притом в лучших традициях фантастики. Земной парень Вит, бегущий от мести. Живой суперкомпьютер Лим. Андроид. И бесплотный житель одного из миров. Вот четверка, которая пойдет всю одиссею межзвездного телепроекта, попадет в самые неожиданные приключения на пути к планете в пятидесяти световых годах от Земли и целиком состоящей из алмазов. Жажда наживы, космические аномалии, новые миры и еще раз приключения — все это приправлено фирменным легким и немного сатиричным стилем автора.

Зиновий Юрьев — Чужое тело

Президенту крупной ИТ-корпорации поставлен страшный диагноз: ему осталось жить не более четырёх месяцев. Но кому-то и этот срок кажется слишком долгим. Кому — конкурентам, партнёрам, спецслужбам или собственной жене? Разбираться нет времени. Нет времени и подготовить достойного преемника. Между тем корпорация стоит на пороге открытия прорывной технологии. Кто способен сложить паззл для Президента? И окажется ли этот паззл морально безупречным?

Новый роман классика отечественной фантастики Зиновия Юрьева — это подлинная НФ, обрамлённая захватывающей детективной интригой, помноженная на прекрасное знание автором мира крупного бизнеса. И всё это — в превосходной стилистике Настоящего Мэтра.

Мерси Шелли — 2048. Деталь А

Можно ли увидеть красивый сон без специального устройства? Завести домашнее животное без специального разрешения? Реально ли вообще жить без персонального искина, который следит за каждым твоим шагом? Возможно, наши потомки не смогут ответить на эти вопросы утвердительно. Но некоторые из них будут искать ответы.

Сергей Цикавый — Шаги в глубину

Бывают ли инквизиторы бывшими? «Бывают», — думала Александра, угоняя корабль — к свободе, к фронтиру, к задворкам звездных империй. Она бросила успешную карьеру, оставила свое место в иерархии граждан Мономифа — ради того, чтобы в мгновение ока потерять все. Александра нашла и новый корабль, и друзей, потому что отчаянные обречены друг на друга: в ее команде беглец, ищущий пять лет потерянной памяти, и девушка-гвардеец, неспособная жить без холода. Разумеется, Александра отыщет и новые цели, и врагов, но самое сложное ждет ее впереди, ведь бывшему инквизитору предстоит найти себя.

Сергей Цикавый — Замена

Учительница литературы Соня Витглиц каждое утро просыпается от боли. Её ждут лицеисты, уроки, контрольные работы — рутина. И такой же рутиной стало для неё второе обличье лицея: жуткое, невероятное, засекреченное. Впрочем, мир Сони Витглиц пережил два Сдвига — нарушения пространственно-временного контину­ума, — и обзавелся многими страшными секретами. Но почему она боится появления второго учителя литературы — своей замены? Почему прибыл новый начальник службы безопасности?

В противостоянии безжалостных спецслужб и столь же безжалостных законов Мироздания судьба человека — песчинка. Но и она может остановить адский механизм.

Максим Хорсун — Рождение Юпитера

Есть такое поверье: когда умирает звезда, рождается человек. Но в мире, где человечество ютится на окраине Солнечной системы, где в лучах красного гиганта, в который превратилось наше Солнце, забытым бриллиантом сверкает загадочная планета Пангея, где люди считают своей прародиной спутник Юпитера — старые поверья уже не в счет. Разгадать тайну межзвездного корабля-призрака, выжить в войне прайдов, переиграть Надзирателей, прорваться, наконец, к звездам — иного выбора у благородного Айвена Шелли, носителя гена «золотой удачи», просто нет. Ведь иногда рождение звезды означает смерть всего человечества.

Максим Хорсун — Ржавые земли

1902 год, Крым. Террорист-эсер готовит покушение.

1934 год, Западная область. Бывший судовой врач с царского броненосца оказывается в застенках НКВД.

Они встретятся или, быть может, уже встречались на промороженных пустошах Марса. Безжалостный убийца — и лекарь, социопат — и гуманист. Встречались, чтобы сыграть свою роль и расставить точки над «i» в новой Войне Миров.

Ржавые земли двух планет опять напитаются кровью праведных и грешных. Это не секретные архивы НКВД. Это — гораздо страшнее.