Метка: Бешеный прапорщик

Дмитрий Зурков, Игорь Черепнёв — Последний рывок

Революция, о необходимости которой кричали на всех углах, разглагольствовали в ресторанах и шептались в кухнях, не состоялась. Генерал Келлер и регент империи великий князь Михаил железной рукой наводят порядок в стране. И простому люду это нравится. Потому что за наплевательское отношение к высочайшим указам о восьмичасовом рабочем дне и повышении зарплаты рабочим бывшие директора и управляющие едут строить Тихвинскую ГЭС, а фронтовые интенданты и земгусары, пойманные с поличным, роют окопы полного профиля в составе штрафных рот…

Осталось окончить войну. Не каким-нибудь похабным Брест-Литовским договором, а — Победой! Собрать все силы, сделать последний рывок и нанести удар там, где никто не ждёт! И, как всегда, на острие удара — подполковник Гуров и его батальон…

Дмитрий Зурков, Игорь Черепнёв — Контрфевраль

Февраль, 1917 год… Роковой месяц рокового года, ставший началом гибели Российской империи и братоубийственной гражданской войны… Можно ли остановить смертельную лавину кровавого хаоса, заботливо взлелеянного заграничными «друзьями»?..

Можно! Именно поэтому Особый корпус генерала Келлера прибывает в Петроград. И капитан Гуров со своим 1-м Отдельным Нарочанским батальоном специального назначения — тоже. И горе тем, кто встанет у них на пути…

Дмитрий Зурков, Игорь Черепнёв — Игра без правил

Центральные державы… Антанта… Враги… Союзники… Никому из них не нужна сильная Россия. Все смотрят на неё, как на лакомство, сгорая от нетерпения, когда же можно будет урвать кусок и жевать, давясь слюной от жадности. А русский народ?.. Какое дело просвещённым европейцам до этих грязных дикарей? Пусть мрут в окопах, пусть вгрызаются друг другу в глотки за идеалы Свободы, Равенства и Братства. Уже достаточно среди них вожаков, готовых повести эту толпу к Светлому Будущему, и их не волнует, что эта дорога будет вымощена костями несогласных. А если такой вожак для достижения Великой Цели не гнушается посягнуть на самое дорогое, что есть у каждого мужчины — его Единственную и ребёнка, пусть он ещё и не родился?.. Ответ только один!.. И быстрая смерть от пули в голову считается неоправданной милостью…

Дмитрий Зурков, Игорь Черепнёв — Вперёд, на Запад!

Май 1916-го… Прошлым летом враг ценой неимоверных усилий был остановлен. И всё это время суетливо рыл свои крысиные норы, превращая их потом в бетонированные пулемётные и пушечные доты, блиндажи и казематы, по-тевтонски высокопарно называя свои творения «Долинами смерти», «Могилами русских»… Говорят, от Балтики до Чёрного моря можно было пройти пешком, не вылезая из окопов…

И сейчас ожил, отогрелся на весеннем солнышке, ожидая, когда русские солдаты снова пойдут в атаку, путаясь в спиралях Бруно и повисая на колючей проволоке окровавленными кусками мяса под огнём пулемётов…

Только вот не учёл одной детали — в Российской Императорской армии существует 1-й отдельный Нарочанский батальон, которым командует капитан Гуров. И воюет этот батальон так, как считает нужным, а не так, как ждут от него германцы. А это значит, что клич «Вперед, на запад!» заставит дрожать их ещё в Первую мировую…

Дмитрий Зурков, Игорь Черепнёв — Триумвират

Место действия — Российская империя. Время — Первая мировая война.

Три человека, по прихоти Судьбы перенесённые из далёкого две тысячи первого, всё-таки встречаются. Для чего? Чтобы эта капризная дама поиграла с ними в кошки-мышки? Или чтобы исправить ошибку Истории и не дать стране сорваться в кровавый хаос? Ничего ещё не предопределено… Но триумвират попаданцев уже существует и действует. И пусть против них все: начиная от пресловутой мировой закулисы и банковских воротил, желающих урвать на халяву лакомые куски и превратить в нищую колонию огромную страну; армий, пытающихся вбить в пыль героев, осененных георгиевской лентой, и заканчивая революционерами всех мастей, жаждущими крови и разрушений… Хотя есть еще достаточно людей, для которых слово «Россия» — не пустой звук…

Дмитрий Зурков, Игорь Черепнёв — Служу Престолу и Отечеству

Фронтовая жизнь тяжела и сурова, но там властвует только один древний, как мир, закон: «Убей, или будешь убит». Твой враг сидит всего лишь в ста шагах и целится в тебя. Но и ты знаешь, где он и что надо с ним сделать…

В тылу идет совсем другая, мирная жизнь. Но и здесь — тоже война и тоже фронт. Он невидим, но кровь льется настоящая. Пятая колонна отрабатывает полученные авансы и кичится своей подлостью. И пусть на них не надета фельдграу, но они — такие же враги. И, как когда-то было сказано, если враг не сдается, его уничтожают. И доступную за разумную цену «этуаль» полусвета, и банду революционеров, устроивших нападение на санитарный поезд, чтобы похитить дочь императора.

Дмитрий Зурков, Игорь Черепнёв — Возвращение

Они вернулись. Они прошли по германским тылам, оставляя за собой трупы германских солдат и неодолимый панический страх, прочно поселившийся в глазах тех, кому повезло остаться в живых. Как нож сквозь масло они прошли через линию фронта и оказались у своих. Но свои тоже бывают разные…

Психиатры утверждают, что обостренное чувство справедливости является признаком душевного расстройства. Но когда ты видишь какую-то тварь, издевающуюся над маленьким и слабым, и вступаешься, ты — псих? Или всё-таки весь этот мир сошел с ума, позволяя такое?..

Дмитрий Зурков, Игорь Черепнёв — Большая охота

Великое отступление Российской армии весной одна тысяча девятьсот пятнадцатого года интеллигенты-либералы, палец о палец не стукнувшие для победы, пренебрежительно окрестили Великим драпом. Нет винтовок, нет патронов, нет снарядов, командиры батарей дают подписки о том, что их орудия не сделают больше десятка выстрелов в сутки. Частные заводчики, пользуясь моментом, взвинчивают цены на боеприпасы вдвое-втрое, союзники тормозят и срывают поставки. Кто-то сдается в плен, поверив агитаторам, что там будет лучше, кто-то действительно драпает, кто-то срывается в самоубийственные штыковые атаки, чтобы хоть как-то задержать превосходящего противника. А кое-кто, имея под рукой неполную роту, уйдет в германский тыл, поработать ручным тормозом — и станет камушком в сапоге для хваленых кайзеровских солдат!

Дмитрий Зурков, Игорь Черепнёв — Бешеный прапорщик

Кто-то, сидя за книжками, с детства грезил о сражениях и подвигах… Кто-то бессонными ночами хотел сделать великое открытие и стать Нобелевским лауреатом… Кто-то, лежа на солдатской койке после отбоя, мечтал стать генералом… Если ты долго смотришь в бездну, бездна тоже смотрит в тебя, — так говорил Ницше. И если шутить со Временем, то и Время может подшутить над тобой… Их мечты сбылись. В другом месте и в другое время. Но есть одно «но» — идет Война… Неизвестная, о которой мало говорили и еще меньше вспоминали… Первая… Мировая… Мясорубка… И неважно, как в данный момент Времени называется Страна, которой ты присягал. Ты будешь ее защищать от врагов. И внешних, и внутренних…